Нигилизм индивидуального субъекта

Нигилизм индивидуального субъекта

С конца ХХ века российская государственность, претерпев некоторые изменения, становится частью мировой экономической системы и выстраивает свою хозяйственную сферу на основе моделей либерального капитализма. Это значит, что меняется социально-политическая парадигма общества; при этом социальные институты перестраивается для работы по принципам, которые не являются результатом естественного развития и не вытекают из культурного кода общества. Либеральная эпистема представляет собой совершенно особое герменевтическое поле, которое существенно предопределяет возможность взглядов, научных теорий, концепций и даже наук в рамках социума или цивилизации. Сюда же относится и способ организации хозяйственных отношений, т.е. экономика. Таким образом, любая экономическая сфера, если угодно, идеологически ангажирована, и базируется на определенных идейных принципах и ценностях. Эти принципы не исходят из нее самой, а являются частью мировоззренческой системы взглядов, доминирующих в контексте данного общества. Соответственно, без должного ознакомления с идейным фундаментом, который с необходимостью подспудно содержится в способе организации экономических отношений, их адекватная интерпретация невозможна.

Либерализм – это Первая политическая теория (исторически возник раньше марксизма и идеологий «третьего пути»), которая является крупным философско-политическим течением, зародившимся в эпоху Просвещения в Западной Европе. Фундаментальным догматом либеральная идеология провозглашает абсолютную незыблемость естественных прав и свобод индивидуума, которые положены в основу юридической и экономической сфер. Индивид находится в центре внимания либерализма и является, как говорил софист Протагор, «мерой вещей». В опоре на ценность индивидуальной личности конструируются все социальные институты. Таким, фигура индивидуума для нашего анализа -  это sine qua non. Французский социолог Луи Дюмон посвятил много лет изучению западноевропейского индивидуализма, результатом чего стал фундаментальный труд «Homo aequalis, I. Генезис и расцвет экономической идеологии». Согласно Дюмону, обычно с помощью термина «индивидуум» обозначают два феномена, различать которые крайне необходимо:

1. Индивидуум как остенсивный (наглядный) субъект волеизъявления, представитель человеческой расы, каким он является как часть любого общества;

2. Индивидуум как существо самостоятельное, независимое, свободное выносить суждения с опорой на самого себя и, в силу этого, - не социальное, каким мы обнаруживаем его в парадигме Нового времени и современной западноевропейской цивилизации.

Этимологически термин «индивидуум» (от лат. individuum) означает «неделимый» и представляет собой атомарный фрагмент общества, автономный от социальных отношений. Это изначально законченный продукт, устойчиво существующий как условный, чисто концептуальный горизонт деления социума на составные части. С точки зрения естественных установок, нет ничего эмпирически более понятного, чем индивидуум, однако чтобы сделать из обычного человека индивида нужно вычесть из него все коллективные идентичности, свойственные обществу: национальность, религию, принадлежность к роду, гендерный статус, половую идентичность и т.д. В быту фигура индивидуума, как правило, верифицируется с понятием «человек», форсируя семантическое наполнение этого сложного концепта. Обычный человек становится индивидуумом через процесс «индивидуализации», т.е. освобождения от всех форм коллективной идентичности для достижения предела неделимости как способа обретения абсолютной индивидуальности и неповторимости.

С философской и социологической точки зрения, фигура индивидуума представляет собой чистую абстракцию, не обретаемую в действительности: все мысли, чувства, цели, приоритеты, эмоции – всё это заимствованно извне, сформировано культурой, воспитанием и обществом, частью которого является человек. В вопросе признания автономного статуса человеческой индивидуальности состоит полемика между приверженцами немецкой «понимающей социологии» Макса Вебера и французской социологической школы Эмиля Дюркгейма. Обе школы согласны с тем, что общество является первичной инстанцией по отношению к человеку, матрицей, продуцирующей его содержание, но если вторые при этом оставляют за коллективностью основную роль, то первые переносят акцент на индивидуальный субъект и настаивают на его самостоятельности по отношению к обществу. Если социальная парадигма акцентирует внимание на индивидууме, то все участники системы должны двигаться в сторону обретения имманентной индивидуальности и освобождения от внешних по отношению к атомарному субъекту явлений, признавая их личным делом каждого. Постепенное отвоевание индивидуальной свободы позволяет людям выбирать и менять конфессию, гражданство, национальность, мораль, гендер, пол и т.д. Либеральная система ценностей делает коллективную идентичность человека неустойчивой, динамичной, растворяя его в неограниченных возможностях выбора.

Таким образом, индивидуальная антропология в качестве позитивной берет модель индивидуума, которая абсолютизируется и провозглашается ценностью. Его изначальная бессодержательность резонирует с пустотой атома (от др.-греч. ἄτομος — неделимый): можно сказать, что индивидуум есть результат проекции принципа атомизма на социум. В действительности,  эмпирически индивидуум не встречается нигде и никогда, его онтологический статус есть продукт логической проекции отделения от человека коллективных идентичностей, избавления его от «навязанного» обществом содержания. Поскольку изначально человек, согласно социологии, является неким «полым сосудом» и наполняется теми смыслами, которые закладывает в него общество, то его собственное содержание стремится к нулю. Однако с точки зрения индивидуальной антропологии либерализма, у людей есть «естественные права», полученные при рождении. Поэтому человек наделяется произвольными свойствами, характерными для «естественного состояния», например, эгоизмом, хищнической природой или эволюционной тяге к выживанию, и на основании этих свойств, которые суть продукт философских спекуляций, конструируются остальные социально обусловленные формы отношений между людьми. Например, индивид эгоистичен, поскольку не обязан соотноситься с внешними по отношению к нему общественными нормами и ценностями (т.к. изначально не социален, а индивидуален), а в центре индивидуальной структуры стоит точка притяжения его эго. В этом отношении можно провести параллель с работой Макса Штирнера «Единственный и его собственность», где принцип «автономного Я» ставится в центр внимания, а его коллективные срезы - государство, нация, общество, - обозначаются как сдерживающие индивидуальное бытие личности социальные конструкции. Другими словами, речь идет об абсолютизации принципов нигилизма и эгоизма, которые обосновываются как высшая и необходимая ценность.

Соответственно, экономика является такой конструкцией, которая обеспечивает возможность реализовывать свои эгоистические цели мирным путем – через взаимовыгодный обмен. Накопление богатств и обладание собственностью в данном случае обладают наибольшей релевантностью, поскольку позволяют получать всё необходимое торговлей, избавляя от опасности, которой чреваты конфликтные и военные способы достижения результатов. Если общество абсолютизирует ценность  индивидуализма, то можно допустить, что последовательная реализация этой ценности должна привести к перенесению экономических отношений в сферу «частного дела». Торговля должна быть освобождена от любых ограничений, поскольку общественные запреты и табу нарушают первичное условие – свободу атомарного фрагмента от социальной системы и волеизъявление в опоре на самого себя. Поэтому предикаты индивидуального субъекта определяют свойства экономической системы, которая конструируется в соответствии с его волей. Таким образом, согласно Дюмону, структура рынка выходит далеко за пределы рыночной площади, становясь наиболее рациональным и признанным способом ежедневного взаимодействия людей, идущих по пути индивидуализации. Обращая внимание на первостепенное значение экономического подхода в современном мире, Дюмон полагает, что он глубоко коренится в ментальном устройстве современного человека, которые поддаются экспликации.

Экономика (от др.греч. οἶκος — хозяйство  и νόμος —ном, буквально «правила ведения хозяйства дома») представляет собой совокупность социальных норм и практик, предназначенных для обеспечения необходимых условий существования общества. Выделение экономических отношений в область частных интересов каждого человека может быть обеспечено только через освобождение экономики от ограничений других социальных структур. Иначе говоря, религия, политика и мораль должны быть лишены легитимного права на организацию экономической сферы по принципам этики и власти. Становление либеральной парадигмы позволяет фиксировать «крестовый поход» за очищение экономики от пут общественных установок, не позволяющих индивидууму свободно удовлетворять потребности, не считаясь с интересами общества. В истории развития экономической науки мы рассмотрим, несколько ключевых этапов, выделенных Дюмоном, которые демонстрируют, как именно происходит это освобождение.

 

Социальные сети и контакты

Контакты

C использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов