Экономика ни для кого

Экономика ни для кого

В процессе анализа парадигмы либерального капитализма, которая обрамляет и конституирует экономическую сферу отношений в Российской Федерации, была установлена ее несостоятельность. Либеральная экономика не способна отвечать целям и интересам российского государства и его народа. Рыночная модель экономики позволяет продлевать колониальную политику наиболее развитых и богатых стран в отношении тех государств, которые включились в игру на рынке позднее и с меньшими ресурсами. Свободная торговля является своего рода инструментом проповедования современной транснациональной идеологии, которые включают в себя главенство протестантской трудовой этики, постпротестантский либеральный политический проект по упразднению национальных границ и повсеместное размывание всех форм коллективной идентичности для абсолютизации нигилистической сущности индивидуального субъекта. Целью такая модель имеет построение планетарного гражданского общества, представляющего из себя разрозненные космополитические массы индивидуумов, мигрирующих в пространстве планеты в поисках средств для удовлетворения личных эгоистических потребностей, занимающихся куплей и продажей в рамках общемировой рыночной системы. Это либеральная утопия – Всемирный Рынок, на котором любой индивидуум может покупать и продавать бесконечно, увеличивая «богатство народов».

Такая модель совершенно недвусмысленно намекает на то, что никакой России и никакого русского народа с его языком, верой и многовековой культурой существовать не должно. Более того, попытки народа заявлять о своей исторической судьбе, об особой миссии своего государства являются прямой угрозой для проекта гражданского общества. Русским, как таковым, нет места в этой утопии: чтобы стать ее частью, нужно перестать быть русским. Можно подумать, что для этого требуется стать немцем, французом или английским денди, но это также неверно. Для вступления в ряды гражданского общества необходимо стать индивидуумом, т.е. пустотным бессодержательным социальным атомом, которого волнует только он и его эгоистические интересы и не волнует все остальное. В конце ХХ века эта модель была апробирована в России и в качестве народной реакции получила категорический протест. Этот период в жизни страны запомнился как «лихие девяностые», о которых кроме как с проклятиями население России (за исключением, вероятно, бенефициаров либеральных реформ, представляющих на сегодняшний день маргинальный under-класс) не вспоминает.

Таким образом, мы приблизились к проблеме российской экономики вплотную. На сегодняшний день в России можно наблюдать явление «экономики без субъекта»: если общество отказывается идти по пути антропологического индивидуализма, то рыночная экономика принципиально не может быть той конструкцией, которая бы органично вписывалась в мировоззрение этого общества. Другими словами, экономическая модель, оформляющая хозяйственную деятельность Российской Федерации, не имеет (как концептуально, так и эмпирически) субъекта в рамках русского общества, в интересах которого она существовала бы. Надо полагать, она существует в целях кого-то другого, возможно, за пределами этого общества. И это совершенно естественная ситуация постколониального мира, поскольку методы экономической колонизации пришли на смену прямой военной экспансии. Можно не развивать тему о том, чьим интересам служит такое положение дел, достаточно констатации: либеральный капитализм и русский народ являются взаимоисключающими и не могут органично сосуществовать в рамках единого общества.

Таким образом, рыночный фундаментализм как принцип, как парадигма, как основополагающий столп, на котором базируется вся логика либерального капитализма, в свою очередь зиждется на концептах и идеях совершенно эксклюзивного характера, обладающих действительным смыслом и очевидностью только в рамках западноевропейского мировоззрения. Концепты «естественного состояния», «невидимой руки рынка», «прогресса», «баланса интересов», «свободной торговли», «конкуренции» являются продуктом спекулятивных игр рассудка либеральных мыслителей. Они концептуализировали свои ценности, свои нормы, свои правила, свои стереотипы мышления, придали им характер безусловных и самоочевидных истин, неких общечеловеческих универсальных принципов организации жизни, и в таком качестве распространили их посредством военной и культурной колониальной экспансии за пределы своего социокультурного пространства. Работоспособность этих моделей и процедур обусловлена только человеческой верой в силу «невидимой руки рынка» и важность «свободной торговли для увеличения богатства народов» и ничем иным.

Другими словами, рациональных обоснований применимости этих принципов столько же, сколько логических опровержений, а доминирующая позиция рыночного подхода в рамках экономического дискурса обеспечивается только некритической верой в его самоочевидную данность или нежелание оспаривать пафос либеральных идей. Тем не менее, кредит доверия этим идеям, по крайней мере, в рамках российского пространства, совершенно исчерпан. В таком случае, ничто более не мешает убрать ярлык универсальности с либеральной модели экономики, освободиться от «мифологии рыночного фундаментализма» и постановить, что данная модель ничем не лучше и не хуже, чем любая другая.

Критерии оценки каждой формы организации хозяйства содержатся внутри ее структуры, а не вовне, поэтому каждая модель судит о своей эффективности исходя из самой себя. Модель экономики, используемая в рамках конкретного общества, не обязана соответствовать нормативам других моделей, особенно в том случае, если они является продуктом другого мировоззрения, сформированным на ином историческом этапе для совершенно других целей и в других интересах. Все это дает обоснования для рассмотрения иных моделей организации экономических отношений, которые бы в большей степени соответствовали русскому культурному коду и отвечали интересам России.

Соответственно, субъектом экономики Российской Федерации, русской экономики, должен быть не индивидуум, а населяющие российское пространство этносы, составляющие палитру социокультурного полиэтнического многообразия, которые объединены политической структурой российской государственности. В ходе анализа был сделан круг, в процессе которого мы проследили развертывание концептуального поля экономической парадигмы западноевропейской цивилизации, и вернулись к точке бифуркации, в которой находится современная российская экономика. Исходя из нашего анализа, следует: либо для установления субъекта либеральный капитализм будет полностью реализован, а русский народ перестанет существовать, и превратится в космополитическую массу неидентифицируемых человекоподобных существ, либо чуждость этой модели станет настолько очевидна и понятна, что она будет демонтирована, а вместо нее будет предложена иная форма организации экономический отношений.

Социальные сети и контакты

Контакты

C использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов