«Смирение как главная духовная ценность российского народа». Денис Вдовенко

Работа заняла первое место на Конкурсе информационно-аналитических и научных работ «Твой интеллект – на благо России!» (Специальная секция «В чём мы едины?»).

АННОТАЦИЯ

 

         На протяжении последних ста лет российская история была наполнена событиями, которые в той или иной степени повлияли на духовный и нравственный облик современного гражданина России. Одним из качеств, характерных для современного российского народа, является смирение.

         Данная работа посвящена рассмотрению смирения в качестве основной духовной ценности российского народа. Прослеживается восприятие понятия «смирения» в религиозном и научно-философском дискурсе. Изложены различные трактовки понятия «смирение» на различных уровнях: 1) утилитарно-бытовом; 2) гражданско-правовом, 3) духовном.

         В результате анализа сделан вывод о том, какой именно смысл можно вложить в понятие «смирение» применительно к жизни современного россиянина. Обосновывается положительная роль смирения как духовного качества.

«Смирение как основная духовная ценность российского народа»

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Мировые войны, революции, основание и распад СССР, массовые репрессии – все эти перипетии оказали глубокое влияние на советский (и российский) народ, на его социальную, культурную и духовную жизнь. Как известно из психологии, противоречивые требования к ребенку со стороны родителей способствуют формированию мнительности, неуверенности в себе и, как следствие – постоянной тревожности, которая со временем часто перерастает в депрессию и апатию. В определенной мере указанные явления прослеживаются и в жизни целого народа.

         До начала XX века в России ощущалось заметное влияние ценностей, которые были связаны с традиционной христианской культурой и религией. При этом русское христианство по своему мироощущению было мало связано с западно-христианским (католическим, протестантским) мироощущением. Если западное христианство построено в общем и целом на принципах рационализма и разумного эгоизма, то христианское мироощущение в России, по нашему мнению, достаточно точно и полно представлено концепцией Всеединства В.С. Соловьева. А именно: русский, российский человек склонен воспринимать мир как некое целое, в котором присутствует и доброе, и злое начала, есть как разум, так и чувства (при чем как условно-позитивные, так и негативные, например, «тоска»). С приходом к власти большевиков целостное восприятие мира было во многом разрушено: мир разделился на «капиталистов» и «рабочих», «красных» и «белых», «своих и чужих». Доносительство, истребление «врагов народа», кумовство и другие негативные социальные явления привели к развитию в характере народа таких черт, как боязливость, подозрительность, агрессивность и пассивность.

         Но наступил 1991 год – и здание СССР рухнуло. Вновь нестабильность, непредсказуемость, недосказанность... Появляется новое слово для описания национальной принадлежности «россиянин». Но что такое «россиянин»? Кто он – этот гражданин, едва переставший вздрагивать при словах «частная собственность», «демократия»  и «права человека», но по-прежнему вздрагивающий при словах «налоги», «власть», «полиция»? Ради чего он живет? Что может предложить своим детям, помимо сетования на собственную несостоятельность или жалоб на власть? Сколько-нибудь вразумительного ответа в настоящее время нет.

         Целью данной работы является анализ такой духовной ценности русского (а затем и российского) народа, как смирения. По нашему мнению, именно смирение, правильно понятое и применяемое в повседневной жизни, способно привести к положительным изменениям в характере и жизненном укладе российского народа.

         В данной работе предпринята попытка проанализировать понятие «смирение» в этимологическом, философском и богословском аспектах, реконструировать его современное значение и смысловую наполненность.

 

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПОНЯТИЯ «СМИРЕНИЕ» И ЕГО МЕСТО В РЕЛИГИОЗНОМ ДИСКУРСЕ

 

Понятие «смирение» в русском языке образовано от корня «мир» (откуда «мирный», «смирный», «смиряться» и т.д.).

         Изначально данное понятие использовалось в религиозных текстах и религиозных традициях, в том числе и тех, которые традиционно были распространены на территории России.      

Так, в иудаизме понятие смирения выражается словом «anavah» и встречается как в Торе, так и в других священных книгах. Понятие смирения занимает середину между самообожанием и самоуничижением. Оно входит в состав так называемых «миддот» - положительных и отрицательных качеств, свойственных человеку и удивительным образом уравновешиваемых в Боге. Пророк Миха считает смирение одной из главнейших добродетелей. «Сказал ли тебе человек, что есть добро и чего Господь требует от тебя? ведь только творить правосудие, любить милосердие и смиренно шествовать пред Богом твоим» (Мих., 6, 8). Как видим, пророк понимает под смирением главным образом тщательное соблюдение заповедей и постановлений Господних. Смирение проявлял и царь Давид. Каясь в своем преступлении против Урии и его жены Бат-Шебы, указывается на смирение как на единственное истинное жертвоприношение, угодное Богу: «Жертвы ты не желаешь, — я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного ты не презришь» (Пс., 51, 18, 19). В данном случае смирение сродни покаянию. Покаяние — это своего рода подчинение Божьей Воле, признание факта совершения греха и признания правоты Бога, который определил то или иное деяние как греховное, готовность примириться с Богом, перестать бунтовать против Него посредством греха.

Царь Соломон также высоко ценит смирение: «Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение» (Притч. 15: 33), «Придёт гордость, придёт и посрамление; но со смиренными – мудрость» (Притч. 11, 2), «За смирением следует страх Господень, богатство и слава и жизнь» (Притч. 22: 4). Как видим, Соломон считает смирение условием чуть ли не всех благ, которые мог бы человек достичь в жизни. Смирение Соломона — пассивное принятие человеком законов жизни, из которых главный был выражен в заключительной части книги Екклесиаста (авторство последней приписывается Соломону): «Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека» (Еккл: 12:13). Смирение — это прежде всего соблюдение заповедей Бога, данных в свое время через Моисея.

В христианстве смирение также играет одну из центральных ролей. Смирение рассматривается в качестве антипода гордости. Синонимичными значениями слова «смирение» являются вкупе:  кротость, миролюбие, благорасположение, доброжелательность, покорность Богу, забота о ближнем, благодарение, сочувствие, душевное спокойствие, прощение, любовь. Примером смирения в христианстве являлся Господь Иисус Христос. В Новом Завете приводятся слова Христа: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф 11:29). При этом примером смирения для христианина является вся описанная жизнь Христа, на основе этических принципов, которые можно свести к следующим: 1) непротивление злу насилием; 2) милосердие к предателям и грешникам вообще; 3) покорность Воле Бога-Отца.

Цель христианской жизни — стяжание Благодати Святаго Духа, то есть такого состояния, когда человек пребывает в непрестанной радости от общения со Всевышним. Такое состояние, по утверждению апостола Павла, доступно только смиренным («Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак 4:6). Достигается состояния смирения путем терпения невзгод, «несением креста». Смирение заключается в постоянном самопреодолении человеком самого себя, своих греховных помыслов и попыток «отказаться» от Креста.

         Ислам, как самая молодая из мировых религий, впитал в себя влияния двух других авраамических религий — иудаизма и христианства. Поэтому нет ничего удивительного, что смирение присутствует и в исламе. Соответственно, ценности, почитаемые в рамках данных религий, также вошли в том или ином виде в ислам. Применительно к исламу, известная трудность заключается в том, что понятию смирения в арабском языке, как языке Корана, соответствует сразу несколько существительных: само слово «ислам» (переводится как «предание себя Богу», «покорность»), «хушу» (смирение и скромность во время повседневной молитвы – намаза), «сабр» (терпение, выносливость, стойкость). Данные понятия неоднократно упоминаются в Священном Писании мусульман Коране и Священном Предании – хадисах (рассказы о словах и действиях пророка Мухаммеда, переданные его сподвижниками). Коран апеллирует к смирению в двух основных аспектах. Первый аспект – рациональный. Иными словами, Всевышний открывается человеку через своеобразную «логику» бытия, гармонию и порядок существующего мироустройства: «И Аллах дал вам из того, что создал, тень, и дал вам в горах убежище, и дал вам одеяние, которое хранит вас от вашей ярости. Так завершает Он свою милость вам, - может быть, вы предадитесь!» (имеется в виду – предадитесь Богу – Д.В.) (Коран, сура «Пчёлы»: 81).

С другой стороны, речь идет о некоем иррациональном постижении бытия Божия человеком: «Да! Кто предал свой лик Аллаху, причем творит добро, то ему – его награда у его Господа, и нет страха над ними и не будут они печальны.» (Коран, сура «Корова»: 112)

Эти и другие цитаты из переводов Корана позволяют сделать вывод, что смирение в исламе, в конечном счете означает поклонение Всевышнему и примирение с Его Волей во всех жизненных аспектах, как мирских, так и религиозных.

Как видим, во всех крупных религиях, распространённых на территории современной России, понятие «смирения» присутствует в том или ином виде в качестве одной из характеристик истинно преданного адепта вероучения.

 

 

СМИРЕНИЕ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ

 

         Русская философская традиция в основном тесно связана с религией. Поэтому неудивительно, что крупные русские философы так или иначе апеллировали к религиозной традиции, в том числе к понятию «смирения». Наиболее яркие трактовки понятия «смирения» проявились в творчестве И.А. Ильина, Н.А. Бердяева и П.А. Флоренского.

         И.А. Ильин в работе «Аксиомы религиозного опыта» рассматривает смирение в качестве атрибута духовной жизни человека. Философ полагает, что без смирения невозможна никакая зрелая религиозность «ибо именно в религии человек знает себя предстоящим непосредственно самому Богу. Религиозный опыт предполагает в человеке смирение с самого начала: ибо при отсутствии смирения человек совсем не перенесет живого веяния божественного Совершенства; он не вынесет и одного отвлеченного представления о нем — и восстанет подобно «Деннице» Таким образом, смирение является своего рода залогом того, что человек, осознавая собственное несовершенство, не замкнётся в нём, не будет заниматься самоуничижением и самобичеванием, а сможет, восприняв свою вечную нетождественность Богу и приняв её, стремиться, тем не менее, к самосовершенствованию и трезвению.

Несколько в ином аспекте анализировал смирение Н.А. Бердяев. В работе «О святости и честности» мыслитель рассматривал смирение скорее в негативном аспекте. Противопоставляя в рамках русского национального характера понятия святости и честности, мыслитель жёстко критиковал дуализм русской души, в которой честность стоит гораздо ниже святости, а в чём-то даже ей противоречит. «Лучше смиренно грешить, чем гордо совершенствоваться» – такова формула, которая, согласно Н.А. Бердяеву, в концентрированной форме отражает суть русского национального характера.  Смирение видится мыслителем как некий продукт общественной жизни народа. Философ отмечает: «Русского человека слишком легко «заедает среда». Он привык возлагаться не на себя, не на свою активность, не на внутреннюю дисциплину личности, а на органический коллектив, на что-то внешнее, что должно его подымать и спасать». Стало быть, смирение не является имманентной чертой русского народа. По логике Н.А. Бердяева, изменение общественных условий приведёт и к постепенному уменьшению смирения в человеке. Отметим, что подобная трактовка (в рамках которой смирение противопоставляется честности и является своего рода «индульгенцией» для каждого отдельного человека) скорее соответствует тому, что русские болгословы называли «смиренничанием» и «лжесмирением».

         Наконец в творчестве П.А Флоренского смирение рассматривается сразу с нескольких позиций. Анализ творчества П.А. Флоренского на материала ряда его произведений, опубликованных в его «Сочинениях в четырех томах» и «Собрании сочинений» позволяет выявить по крайней мере три аспекта, в которых философ рассматривает понятие смирения:

          1. Смирение как проявление «церковности»

         В данном аспекте смирение рассматривается как проявление Божественной благодати, которая нисходит на человека при совершении церковных таинств, например, таинства Причастия (евхаристии). По Флоренскому, совершившееся в человеке падение (результат всеобщего отпадения от Бога) приводит к возникновению состояния «восстающего гнева».  Такое состояние мыслитель называет «титаническим» (то есть стихийным, безликим и «богоборческим»). Превозмогается данное состояние, по П.А. Флоренскому, лишь в церкви, где «умиряется тревога сердца, где усмиряются притязания рассудка, где великий покой нисходит в разум».

         2. Смирение как часть практической жизни

         Описывая смирение как часть обыденной жизни, П.А. Флоренский предлагает  руководствоваться следующим простым правилом: христианин «смиренно должен делать дело, к которому приставлен, жить, как все, не высовываться, не гнаться за большими делами и как можно меньше рассуждать». Таким образом, смирение в обыденной жизни сводится, по большому счету, к скромности и простоте, превосходящей гордыню и склонность к «бесплодному мудрствованию».

          3. Смирение как часть диалектики

         Следует отметить, что понимание диалектики, П.А. Флоренским, отличается от того, которое было предложено диалектическим материализмом. Если Ф. Энгельс считал диалектику «наукой о связях», описывающей наиболее общие законы развития природы и мышления, то для Флоренского диалектика есть «касание действительности». Диалектика – это устремление к подлинно сущему, это диалог с миром, непреходящим результатом которого является чувство удивления от мироустройства, от мудрости Всевышнего – «ненасыщаемое вглядывание в реальность» и «ненасыщаемое вслушивание слова», что является единственным христианским путём. В работе «Столп и утверждение истины» философ рассматривает связь смирения и диалектики следующим образом. Смирение, которое наступает вследствие покаяния, приводит к уничтожению в сердце «злой самости и низшего закона тождества.

Формально-логический закон тождества выступает здесь в качестве того препятствия, которое мешает человеку открыться миру, мешает проявлению «диалектического» удивления. Нарушая данный закон, смирение призвано открыть человеческому существу диалектический (в том смысле, который придавал данному понятию П.А. Флоренский) взгляд на мир и на Всевышнего. Следовательно, смирение выступает в данном случае в качестве необходимого условия для глубинного постижения сущности мира.

         Итак, по П.А. Флоренскому, смирение фактически «пронизывает» все аспекты жизни: социальный, психологический, духовный.

 

         Таким образом, русские философы, несмотря на тот факт, что они рассматривали данное понятие в разных аспектах, они, тем не менее, придавали данной ценности важное, всеобъемлющее значение. Они трактовали смирение в качестве само собой разумеющегося условия существования христианства, развития человеческого существа и познания истины.

 

СОВРЕМЕННАЯ ТРАКТОВКА ПОНЯТИЯ «СМИРЕНИЕ»

 

         Проведённый анализ показывает, что в самом общем виде смирение (в отрыве от политического, идеологического и религиозного контекста) можно определить как принятие индивидом обстоятельств жизни, своей нынешней ситуации и себя самого такими, как они есть – трезво, без идеализаций и самообмана. Только в таком состоянии духа можно эффективно действовать в сторону изменения ситуации или, если ее невозможно изменить – в сторону изменения отношения к ней.

Если наполнить понятие смирения более конкретным содержанием, то оно, как нам представляется, должно выглядеть следующим образом:

 

  1. Покорность Божьей Воле. Иными словами, смирение представляет собой признание того факта, что Творцом мира является Бог, от Которого в конечном счете зависит, наступит или не наступит то или иное событие и чем оно закончится.
  2. Признание сложившегося на данный момент государственного устройства и государственной власти, соблюдение законности. Обратим внимание: признание не означает довольство. Признание означает лишь то, что человек трезво отдает себе отчет в том, что власть, государственное устройство и законодательство страны на данный момент – это отражение тех процессов, которые происходили в прошлом, а также знание того факта, что быстрые изменения в перечисленных областях невозможны или губительны.
  3. Трезвый подход к собственной жизни. Это включает в себя осознание своих достоинств, недостатков, внимательное отношение к происходящим вокруг процессам, а также к тому, что творится в собственной душе человека.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведённый нами анализ позволяет сделать вывод о том, что смирение как духовная ценность и свойство играет важную роль в жизни российского (русского, советского народа) значительную роль на протяжении долгого времени.

По нашему мнению, развитие такого качества, как смирение, способствует сохранению и укреплению духовного и душевного здоровья. Когда народ в целом и отдельный человек в частности способен ясно оценивать сложившуюся ситуацию, он видит, куда ему двигаться дальше. Он спокоен, так как не нарушает законы государства, в котором живет. Он уверен в завтрашнем дне, поскольку знает – всё в конечном счете зависит от Всевышнего. Таким образом, он не тратит лишнюю энергию на самокопание и уныние, он занят делом и способен брать на ответственность: за себя (за свои действия или бездействие), за свою семью, за своих детей.

Следует отметить, что смирение – это не всегда покорность. Как сказал однажды в телеэфире протоиерей Дмитрий Смирнов, «смирение – это не ручки в брючки». В русской истории немало примеров, когда с помощью смирения народ преодолел огромные беды и выжил: войны, репрессии, революции. Смирение – великая сила, ценность которой в настоящее время крайне недооценивается. В то же время, культ агрессии, безудержного гнева, бунтарства, который насаждался и продолжает в значительной степени насаждаться средствами массовой информации, является глубоко чуждым русскому народу и русскому духу. Воспитание подрастающего поколения в духе такого рода «ценностей» способно привести к разрушительным и непредсказуемым последствиям.

Вместе с тем, хотелось бы выразить надежду, что истинные ценности рано или поздно начнут возрождаться и смирение станет тем краеугольным камнем, который положит начало подлинному возрождению русского народа.

Еще раз подчеркнём: смирение не есть слабость. И быть смиренным народом – не быть слабым народом. Быть смиренным значит быть твердым там, где следует проявлять твердым и не проявлять упорство там, где это лишь повредит делу. Быть смиренным  означает постоянно учиться. Учиться у себя самого, у других людей, у самой жизни. Конечно, это нелегкий труд, но русский народ, будучи в основе своей любознательным, трудолюбивым и незлобивым, способен начать его и пройти достойно - шаг за шагом поднимаясь посредством смирения к вершинам духовной зрелости. Конечно, понятие духовной зрелости понимается каждым по-своему. На наш взгляд, оно достаточно удачно  выражено в словах митрополита Филарета, которыми нам бы и хотелось завершить данную работу (в том числе, в качестве возможного пожелания всему российскому народу): «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими».

 

 

Список литературы:

 

  1. Бердяев Н. Судьба России/Николай Бердяев. - М.: АСТ: Астрель, Полиграфиздат, 2010 — 333 с.
  2. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. — Казань, 1994.
  3. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. - М.: Изд-во Эксмо-пресс, изд-во Эксмо-маркет, 2000. - 736 с.
  4. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта/И.А. Ильин — М: ООО «Издательство АСТ», 2002. – 586 [6] с.
  5. Коран. Перевод Крачковского И.Ю. - Москва, «Маджесс», 1990. - 368 с.
  6. Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться? Собрание писем — М.: «Правило веры», 2009. – 347 с.
  7. Флоренский П.А., священник. Собрание сочинений. Философия культа (Опыт православной антроподицеи)/Сост. игумен Андроник (Трубачев); ред. игумен Андроник (Трубачев). – М.: Мысль, 2004. – 685 [1] с., ил., схем, 1 л. портр. – (Филос. Наследие). 
  8. Флоренский П.А., священник. Сочинения в 4 т. Т. 1/Сост. и общ. ред. игумена Андроника (А.С. Трубачева); П.В. Флоренского, М.С. Трубачевой. – М.: Мысль, 1994. – 797, [2] с., 3 л. портр. – (Филос. наследие).
  9. Флоренский П.А., священник. Сочинения в 4 т. Т. 2/Сост. и общ. ред. игумена Андроника (А.С. Трубачева); П.В. Флоренского, М.С. Трубачева. – М.: Мысль, 1996. – 877, [2]. 1 л. портр. – (Филос. наследие. Т. 124).
  10. Флоренский П.А., священник. Сочинения. В 4 т. Т. 3 (1)/Сост. игумена Андроника (А.С. Трубачева), П.В. Флоренского, М.С. Трубачевой; ред. игумен Андроник (А.С. Трубачев). – М.: Мысль, 2000. – 621, [1] с., 1 л. портр. – (Филос. наследие).
  11. Флоренский П.А., священник. Сочинения. В 4 т. Т. 3 (2)/Сост. игумена Андроника (А.С. Трубачева), П.В. Флоренского, М.С. Трубачевой; ред. игумен Андроник (А.С. Трубачев). – М.: Мысль, 2000. – 623, [1] с., 1 л. портр. – (Филос. наследие).
  12. Флоренский П.А., священник. Сочинения. В 4 т. Т. 4. Письма с Дальнего Востока и Соловков/Сост. и общ. ред. игумена Андроника (А.С. Трубачева), П.В. Флоренского, М.С. Трубачевой. – М.: Мысль, 1998. – 795, [1] с., 1 л. портр. – (Филос. наследие).
  13. Энгельс Ф. Диалектика природы. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1953. – 328 с.

Социальные сети и контакты

Контакты

C использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов